Школа программирования для остановки «brain drain» (утечки мозгов)

2107

Игорь Ким, входящий в топ 1% разработчиков мира по версиям Toptal и Crossover, открыл школу «Robarin», чтобы взращивать программистов для международного рынка.

— Игорь, сейчас на рынке действует довольно много различных школ и курсов программирования, которые занимаются подготовкой IT-специалистов. Чем отличается ваша школа?

— На самом деле, курсов по подготовке айтишников в Казахстане немало, однако большинство из них готовят специалистов для внутреннего рынка. Мы же делаем ставку на глобальность: разрабатываем software-продукты для зарубежных компаний из Америки, Канады и Западной Европы. К примеру, одним из наших ярких клиентов был habit.com, проект который разрабатывает пользователям индивидуальную диету на основе их ДНК. Таких проектов в нашей стране нет. Мы хотим, чтобы казахстанские специалисты стали больше работать над проектами международного уровня и подтягивали как свою квалификацию, так и уверенность в своих способностях и возможностях.

— В чем отличие внешнего и внутреннего рынков IT? И в чем преимущество одного над другим?

— Во-первых, сложностью задач. В Казахстане очень мало масштабных высоконагруженных проектов. Во-вторых, разница в условиях работы и оплате труда. В Западных компаниях ты не просто наёмный сотрудник. Ты в первую очередь член команды. Ты не просто подрядчик, ты — партнер.

— Сейчас мы наблюдаем, как частный сектор сам пытается решать кадровые вопросы, создавая бесплатные школы программирования. Можно привести в пример Aviata и Chocofamily. С чем это связано и могут ли сами компании заменить университеты?

— Быть в тренде IT-разработки, которая непрерывно меняется, для университетов довольно сложно и рискованно. Для внедрения нового предмета, например, нужно пройти кучу бюрократических процессов. Если все-таки какой-то университет пройдет их, добившись включения новой дисциплины в базу, не факт, что к этому моменту образовательная программа все еще будет актуальна.

Думаю, университеты отнимают у студентов очень много времени. Оканчивать ВУЗ нужно тем, кто планирует дальше развиваться в академической сфере или хочет лучше освоить фундаментальные знания — математику, алгоритмы и т.д.

Но конкурентные навыки, которые сегодня ценятся больше всего, в университетах не дадут точно. Было бы правильно со стороны ВУЗа отдавать какие-то дисциплины на аутсорс, чтобы не терять время и быть уверенным в качестве преподавания. Мы, например, запускаем скоро курс javascript, который пользуется спросом и внутри страны тоже.

— А могут ли те, кто оканчивают вашу школу попасть затем в команду компании для работы с проектами?

— Компания начала работать буквально в начале этого года. До этого я сам работал в корпоративном секторе и на фрилансе. Сейчас в компании работает всего 5 человек. К сожалению, для роста нам не хватает специалистов. Поэтому мы запустили школу программирования Vault 77 с 12 месячными курсами обучения.

Первые три месяца мы преподаем язык программирования (Ruby или Python), вторые шесть месяцев — frameworks (Ruby on Rails для Ruby или Django для Python).

Последние три месяца — это практика. Студенты разрабатывают определенный стартап и работают над ним вместе с нами. При успешной разработке, студенты получают долю в этом проекте. Помимо этого, в третьем модуле мы даем более сложные вещи — high load, high availability, углубленно изучаем паттерны проектирования, Docker, Amazon Web Services.

По окончании школы мы гарантируем трудоустройство к себе или к партнерам. Кстати, одним из наших партнеров является международный инновационный кластер Tech Garden, который поддерживают крупные компании Кремниевой долины.

И кстати, наличие диплома из университета не требуем ни мы, ни наши клиенты. Дипломы — это больше про то, чтобы вы могли показать его родителям.

(смеется — прим.автора).

— А имеются ли у вас какие-то контракты с сотрудниками? Все-таки, нередко бывает так, что они могут просто уйти или основать конкурирующую компанию.

— Нет, никаких договоренностей у нас нет. Я всегда спокойно отношусь к такого рода ситуациям. Политика Robarin заключается в том, чтобы создать свой HR-brand.

Мы будем наоборот гордиться сотрудниками, если они решат открыть что-то свое и будем всячески их поддерживать. Индустрия у нас общая, и мы заинтересованы в ее развитии. Наши конкуренты — компании из России, Украины, Белоруссии и Индии.

— Как мы поняли, с зарубежными компаниями вы работаете удаленно. Не было ли лично у вас желания уехать?

— Для начала отмечу, что у нас очень много талантливых ребят в Казахстане, но они не могут здесь реализоваться и просто «сваливают» из страны. В нашей компании мы даем возможность реализовать свои амбиции.

Наши сотрудники получают возможность поработать с международными компаниями и хорошо зарабатывать, живя в Казахстане. Зарплату они получают в долларах. Признаюсь, одно время у меня было дикое желание уехать, но есть сформированные жизненные принципы, которые стоят за решениями. Поэтому решил не просто остаться, но и создать определенную возможность для того, чтобы оставались и другие.

За рубежом, может быть, и хорошо, но на родине лучше. Близкие рядом, жизнь дешевле, да и конину с казы в той же самой Америке не найдешь!

Но путешествовать я люблю. Правда, уже третий год не могу попасть в Штаты: то сын родится, то дочка (смеется — прим. автора).

Поделиться