Единственный в Казахстане центр по детской безопасности «Ангел» разбивает у детей стереотип преступника

2081

Создатель центра Алия Адамбаева уверена, что именно правильное поведение и реакция ребенка снижают вероятность беды на 90%.

— Таких проектов, как у вас, в нашей стране не так много. Расскажите подробнее об «Ангел Астана»: как зародилась идея и какова ваша главная миссия?

— Ни для кого не секрет, что статистика по преступлениям в отношении несовершеннолетних, в том числе сексуального характера, растет с каждым годом. Ежедневно мы читаем в новостях страшные факты: умышленное нанесение увечий, изнасилования и домогательства, разбой и истязания, вымогательство и хулиганство. Цифры говорят сами за себя: ежедневно в РК пропадают 2-3 детей, из них 15% уже никогда не вернутся.

Из недавнего: прошла в СМИ новость о том, что успели вырвать из «лап» похитителя 3-хлетнюю девочку, которую мужчина заманил с помощью жевательной резинки. Счастливый исход в этой ситуации — чудо, судьбоносный случай, один на миллион, когда проходившие мимо люди услышали плач ребенка.

Наблюдая страшные факты, особенно когда у вас растут дети, начинаешь задумываться, что мы можем сделать для их безопасности? Сопровождать своего ребенка по дороге в школу, на секцию, на прогулке вплоть до 12-13 лет — не лучший вариант, ведь рано или поздно он уйдет в самостоятельную жизнь. Гораздо важнее, чтобы дети были максимально подготовлены к реалиям жизни психологически и физически.

Поэтому, все началось с собственных интересов. Как мама подрастающих детей, я искала действенные механизмы на тему «как вложить в их крохотные головки представления о собственной безопасности, как обучить их принципам правильного поведения вне дома».

Во время поиска я наткнулась на уже несколько лет работающую и хорошо зарекомендовавшую себя методику россиян «Стоп Угроза». Теперь, благодаря моим коллегам и соратникам подобная программа есть и Казахстане. Сегодня Центр детской безопасности «Ангел Астана» — семейно-дружеский проект, сообщество неравнодушных родителей. И — да, Ангел — это единственный в Казахстане, зарегистрированный центр по детской безопасности. Наши коллеги и старшие товарищи проводят тренинги в Алматы, мы отвечаем за Астану.

— Проект базируется в Астане. Собираетесь ли вы масштабироваться в перспективе? Если да, то как?

— Наши коллеги проводят тренинги в Алматы и Алматинской области, в Шымкенте, мы отвечаем за Астану и Акмолинскую область. Если есть запросы из других городов, то команда наших тренеров десантируется в любой точке Казахстана.

— Поделитесь, пожалуйста, интересными кейсами из истории вашего проекта. Например, какие подводные камни встречались на начале пути? Как люди воспринимали ваш проект?

— Давайте я коротко расскажу о том, чему мы учим, а потом перейду к кейсам?

Прежде всего, наш проект- не скучные заунывные лекции, это активности, которые проходят в игровом интерактивном формате. Дети, играя, с легкостью усваивают и применяют на практике алгоритм поведения в каждом конкретном опасном случае. Самое главное — выстраиваем и закрепляем навык правильной реакции на любого постороннего человека. Знания становятся практическим умением.

Дети с первой минуты активно принимают участие в обсуждениях, учатся отличать своих от чужих, правильно реагировать на любые попытки незнакомцев заговорить. Знают, что говорить и тренируются это делать.

Также мы прорабатываем, что делать, если тебя схватили: что кричать, куда бежать, как просить о помощи, как правильно обходить опасные места, быстро реагировать и быть внимательными. Мы не запугиваем, но основные моменты опасности дети отлично запоминают и им нравятся наши тренинги, потому что им интересно.

После тренинга дети действительно начинают думать самостоятельно, лучше осознают ответственность за свою безопасность, обсуждают информацию со своими друзьями, играют, закрепляя алгоритм правильного поведения.

У детей исчезает стереотипный образ «преступника», они чётко понимают, что мошенник или похититель в реальной жизни будет совершенно не подозрительным.

Появляется ясное понимание «круга доверия», деление мира взрослых на «своих» и «посторонних».

Все дети после тренинга точно знают, куда бежать в случае опасности, к кому из посторонних можно обратиться за помощью, почему важно сразу же рассказывать обо всем родителям.

Дети постарше начинают гораздо бдительнее относиться к виртуальным друзьям в интернете, убирают из соцсетей свои контактные данные, не откровенничают в личной переписке, умеют быстро проверить и выяснить, является ли их виртуальный знакомый тем, за кого он себя выдает.

Особое внимание мы уделяем мошенничеству, чтобы ребенок не поддался на уловки различных «конкурсов», выигрышей, предложений заработать или просьб о помощи.

Старшие дети уходят после тренинга с четким пониманием, как вести себя в непредвиденных ситуациях (пожар, задымление, взрыв, паника, теракт).

Такие качества, как уверенность в себе, умение говорить «нет», умение не поддаваться на провокации из серии «тебе слабо», умение отстаивать свое мнение, искреннее понимание того, что с некоторыми враждебными проявлениями окружающего мира каждый из нас способен бороться самостоятельно, — появляются и укрепляются не сразу.

На тренинге большую часть времени мы уделяем именно самостоятельности, инициативе, практическим упражнениям и обсуждениям, а не перечислениям возможных опасностей (с этим прекрасно справятся и родители). И мы видим на практике — кому из детей легко, допустим, прервать взрослого, крикнуть, уверенно отказать, а кому — сложно даже просто показаться невежливым или не послушаться.

Поэтому после занятия мы консультируем родителей — на что им нужно обратить особое внимание, как правильно поощрять, закреплять, усиливать те черты характера, которые компенсируют слабые стороны. Кому-то из детей могут отлично помочь секции боевых искусств или занятия по актерскому мастерству, кому-то пойдут на пользу несколько встреч с психологом, кому-то помогут тренинги личностного роста или летние детские лагеря.

Хотите немного «шокирующей статистики»?

19 из 20 детей всех возрастов проводят вежливую тётю до ближайшего магазина, школы, остановки автобуса. В некоторых классах руки поднимают все без исключения.

19 из 20 детей всех возрастов помогут пожилому дяденьке донести до машины пакет, щенка, котенка, портфель, сумку.

При этом 10 из 10 учеников начальной школы считают пожилым человека лет пятидесяти. Первоклашки готовы записать в «пожилые» и сорокалетних. А пожилым «надо помогать».

19 из 20 первоклашек-второклашек и примерно половина детей 10-14-летнего возраста уверены, что без труда узнают на улице преступника (в черной одежде, жутковатый, прячется, странно смотрит, идёт с большой сумкой, ведет себя необычно, хитро неестественно улыбается, заманивает конфетой, плохо пахнущий неопрятный мужчина лет 30-35, похожий на бомжа или на уголовника).

Минимум половина детей побежит в случае опасности в подъезд, они уверены, что подъезд — это одно из самых безопасных мест, во двор, куда-то «где можно спрятаться».

Все дети считают, что они могут доверять «знакомым взрослым», в том числе соседям, родителям друзей, продавцам из соседнего магазина, — всем людям, кого они уже когда-то видели.

19 из 20 детей стопроцентно пойдут куда-то с любым человеком, который назовет их по имени.

19 из 20 детей всех возрастов постесняются громко закричать «Помогите! Я не знаю этого человека!» если кто-то возьмет их за руку и куда-то поведет.

Подавляющее большинство детей (95-100 процентов детей 6-12 лет и минимум 50 процентов подростков):

— Привыкли воспринимать возможных преступников очень стереотипно (подозрительный человек, угрожающая наружность, черная одежда-маска);

— Считают, что они должны быть «воспитанными» и вежливыми со всеми взрослыми, особенно с пожилыми людьми и женщинами;

— Стесняются отказать взрослому или ребенку старшего возраста в контакте;

— Не знают, что делать в случаях, если кто-то заговорил с ними, берет за руку, удерживает.

— Ошибочно представляют опасные и безопасные места в городе;

— Не всегда знают, к кому могут обратиться за помощью;

— Не рассказывают родителям о грозившей им опасности (страх запретов).

— Не воспринимают советы и напоминания родителей и учителей.

Что касается кейсов, то из свежего — был такой случай, когда в торговом центре потерялся ребенок с признаками ДЦП. Родители очень сильно испугались, потому что когда ребенок не видел их в поле зрения, то очень волновался и терялся. Родители бегали по центру и хотели уже кинуть клич о поисках через рекламную рубку, когда их ребенок сам позвонил им с чужого телефона.

Он поступил очень правильно и следовал четко тому алгоритму, которому его обучили на нашем тренинге незадолго до этого случая: он подошел к женщине с ребенком (мы изучаем прототипы людей, к которым можно обратиться в случае необходимости), он произнес правильные слова (не робкое «можно позвонить», а «четкое «я потерялся, могу ли я с вашего номера позвонить маме, чтобы она нашла меня». К слову мы учим и тому, что ребенок наизусть должен знать номера родителей), он четко сформулировал место своего нахождения (опять-таки используя наыыки, которые он получил во время тренинга). Родители звонили нам и очень благодарили нас за полученные знания, отправили видеоотзыв.

Второй случай был уже в школе. За девочкой-первоклассницей в школу вместо водителя приехал его брат (девочка видела его один раз). Ни родитель, ни ребёнок не были об этом предупреждены. Ребенок (а мы изучили кому можно доверять и кому нет по методу «круги доверия») не сел в машину, предупредил учителя, который связался с родителями и выяснил все обстоятельства. Это и есть результат. Потому что правильное поведение ребенка снижает вероятность беды на 90 %. Наша миссия в этом и заключается —научить ребенка правильной реакции в любой непонятной ситуации.

Подводные камни?!

Люди разные. Многие считают, что проект должен быть бесплатным. Кто-то боится обратного эффекта, думают, что мы запугиваем детей и они будут бояться даже выйти на улицу. Это не так, нашу методику разрабатывали ведущие психологи, мы даже не говорим и не произносим во время тренингов таких слов, как насильник, педофил, убийца и т.д.

— На какие средства существует центр?

— Проект коммерческий, однозначно, но не маржинальный. Стоимость наших тренингов равна аренде помещения, оплате гонораров, прохождения сертификации тренеров, подготовке материала, пособий и методики. Поэтому на сегодняшний день мы больше вкладываем, нежели получаем.

И да, хотя, наш проект по документам оформлен как коммерческий, фактически он больше социальный.

У нас с партнерами был опыт проведения совместных акций с дворовыми клубами, городскими властями, общественными объединениями. Благодаря этому нам удалось организовать бесплатные тренинги для детей из социально уязвимых слоев населения. Это более тысячи детей в общей сложности. Также на безвозмездной основе прошло обучение более 400 детей дворовых клубов «Замандас».

Мне кажется, это особенно важно, ведь в малообеспеченных семьях у родителей, как правило, нет времени и возможности самим заниматься безопасностью своих детей. Мы бы хотели, чтобы этот проект охватил как можно большую часть населения, поэтому постоянно ищем пути сотрудничества и с госорганами, и с бизнесом.

— Работаете ли вы со школами? Если да, то, как налаживается контакт с директорами?

— Да, конечно. Это наша целевая аудитория. Коммуникация-классическая, это либо родительские комитеты, либо личные встречи с директорами. Продвинутые руководители школ реагируют очень правильно и сами способствуют проведению тренингов в школе. Стоимость в этом случае очень символическая — 1 тыс. тенге с ребенка, но не более 20 тыс. за класс.

И наоборот-порой нас находят заинтересованные мамы, которые обеспокоены безопасностью детей, они сами собирают родительский комитет, вместе с учителем и решают о дате и времени проведения тренинга, а директор не дает разрешения. Хотя у нас есть разрешение от министерства образования, от управления образования. От ювенальной полиции о том, что наши тренинги полезны и не несут никакого вреда.

Также мы работаем и со многими частными детскими центрами в городе.

— Расскажите о своей команде. Как вы набираете персонал в свой коллектив?

— В нашей команде 7 человек. При отборе персонала мы обращаем в первую очередь внимание на человеческие качества. Кроме того, все тренеры — это детские психологи, которые дополнительно прошли специальные обучающие курсы по методике «Стоп Угроза». Сейчас мы адаптировали свою программу на казахский язык.

— Есть ли на рынке (мировом и казахстанском) схожие компании? Что вас отличает от них?

Центров по безопасности детей по всему миру, конечно, очень много.

Цели задачи и миссии наших компаний в принципе схожи. В КЗ есть отдельные тренера и объединения, но центр детской безопасности — один.

Поделиться