Как финансовый аналитик решилась построить школу на кредитные деньги, а ее мама пошла «под танки»?

5980

Рената Толегенова, основатель частной школы «Дана» о том, как в коттеджном городке под Алматой родители захотели открыть школу и об опыте того, стоит ли брать на это банковский кредит.

— Рената, расскажите, как у вас появилась идея построить школу, причем не в городе?

— Все началось с того, что в коттеджном городке «Жана Куат» наша семья приобрела коттедж, и с ростом населения в городке мы решили открыть в нем частный детский сад.

Первый детский сад мы открыли на 100 мест, со временем рядом с ним начали капитальное строительство второго детского садика уже на 250 мест. В результате, в двух садах мы работали с 350 детьми.

И когда пришел момент первого выпуска детей, потребность в открытии частной школы появилась сама собой. Естественным образом родители дошколят сказали: нам нужна школа, давайте открывать. Так сложилось, что в это время к нам пришел работать один из школьных учителей, который ранее работал в частной школе. Это специалист с большим стажем, с большой квалификационной категорией, с другой стороны «мягкий нажим» со стороны родителей — карты сошлись и мы решились открыть школу.


Мы открыли школу и она 2 года просуществовала в стенах детского сада. Мы просто расширили комнаты под классы. Первый год приняли один первый класс, 2 год —было сформировано уже 3 класса. Школьники вначале пользовались столовой, музыкальным залом, спортивным залом детского сада, а на 3-ий год мы переехали в собственное новое здание.

— Наверное, вы единственный человек, которого я знаю, кто не принадлежит к списку Forbes Kazakhstan, взял кредит не на торговый центр, а на строительство и запуск школы. Расскажите об этом опыте, пожалуйста.

— Конечно, изначально нам сразу хотелось построить достойную школу, с учетом нашего видения и требований к тому, какими должны быть классы, рекреационные зоны, качество инфраструктуры и мебели. Мы не хотели школу постройки советского типа.

Естественно, когда речь идет о школе, мы подумали о том, чтобы она была просторной, светлой, имела бассейн, современный спортивный зал и т.д. В общем, если строить школу, то сразу такую, которая будет актуальной еще минимум 20 лет. Таких собственных средств у нас, конечно, не было.

К сожалению, ни один казахстанский банк не был готов кредитовать такие проекты. Мы смогли убедить кредитный комитет росскийского ВТВ Банка проинвестировать в нашу идею. В 2012 году по сути это был чистейшей воды инвестиционный проект, благодаря которому мы смогли построить школу за 9 месяцев.

— Расскажите о деталях, какую сумму вы взяли в кредит?

— Мы взяли тенговый кредит на сумму 420 млн. тенге на строительство школы, и в качестве залогового имущества поставили здание детского сада.

Сразу же после строительства здания школы, его оценили по рыночной стоимости и добавили к залоговому имуществу в качестве дополнительного залога. Это было условием кредитования, потому что банк все-таки хотят больше гарантий возврата и подходят к строительству образовательной инфраструктуры также к остальным проектам.

Школа была рассчитана на 500 мест, она полного дня и рассчитана для локального населения — людей, которые живут в коттеджном поселке «Жана Куат». В ней также учатся дети из Талгара, соседних поселков как Иссык и нижней части города Алматы.

Самый старший класс в школе — 7 класс, это по сути первый выпускник нашего детского сада.

Детский сад ежегодно заканчивают 100-160 детей, затем они идут к нам в первые классы (смеется — прим.автора). По сути, у нас случилась классическая модель развития образовательной инфраструктуры. Мы начали естественно расти вместе с нашими клиентами, благодаря поддержке родителей-жителей городка.

— Расскажите подробнее о концепции школы? Что в ней особенного?

— Все приходило к нам методом проб и ошибок. Откровенно говоря, мы так быстро приняли решение строить школу, затем искали финансирование, затем строили и вводили в эксплуатацию, что у нас просто физически не было времени думать о какой-либо особенной концепции. У нас была просто большое желание и страсть открыть школу, что глядя на нас прагматики «покрутили бы у виска».

Школа уже 5 лет существует в отдельном здании, и только сейчас мы начинаем формировать четкую концепцию, благодаря собранным крупицам-людям, которых я могу назвать единомышленниками.

Эти люди ценят школу, воспринимают ее как часть себя, как часть своей семьи. Именно так мы пришли к тому, что концепция нашей школы — это большая семья и ценности, которая дает семья каждому человеку. Это чувство принадлежности сообществу, поддержка, понимание и дружеские отношения.

Наша школа семейного типа, потому что, по сути практически вся моя семья уже вовлеклась в ее становление (смеется — прим.автора).

Мои сестры уже переехали в поселок, что жить рядом со школой. Недавно я была у них в гостях и заметила как сильно изменился образ жизни моих племянников. Они ездят с друзьями на великах в школу и обратно, встречаются на выходных, ночуют друг у друга, дружат семьями. Это то, чего сейчас нет в городских школах.

А мы не только учимся вместе, но и постоянно выезжаем на пикники, или путешествуем в другие города. К примеру, этой осенью мы планируем поехать вместе с родителями и детьми в Санкт-Петербург. Уже были в Узбекистане, планируем выезд в Грузию и т.д.

И это стало возможным, благодаря поддержке и отклику родителей, которые создали такое дружной сообщество.

Думаю, что частью нашей концепции стали именно сильное сообщество родителей. Поэтому прежде чем делать какие-либо изменения, мы вначале обсуждаем их с родителями, совместно работаем на детей, а не по отдельности, потому что заинтересованы в совместном принятии решений.

— Какие уроки вы вынесли из своего опыта запуска школы на кредитные средства? В развитых странах, государство через различные программы активно поддерживает такие решения и субсидирует финансирование школ. Видите ли вы такую поддержку у нас?

— Стоимость обучения в нашей школе составляет 680 тыс.тенге в год, и при данном количестве учащихся, мы пришли к более — менее стабильному положению, когда школа сможет покрывать свои расходы. До этого, на протяжении почти 5 лет ежемесячно наши детские сады фактически дотировали школу материальной помощью не менее 3 млн.тенге в месяц.

Конечно, сейчас мы понимаем, что перед открытием школы, нужно делать очень и очень хорошие расчеты, потому что если бы наши детские сады не субсидировали и не поддерживали школы, она вряд ли могла бы дальше существовать.

По нашим подсчетам минимальная себестоимость обучения и нахождения в школе 1 ребенка в течение целого дня, с 4-х разовым питанием, в год обходится в 450 тыс.тенге. И это без всяких излишеств. Содержание инфраструктуры обходится очень дорого, я уже не говорю о образовательных технологиях и профессиональных преподавателях.

Частные школы не имеют никакой поддержки со стороны государства и существуют только на то, что смогут привлечь своим сервисом, качеством и т.д. Большая часть расходов связана с поддержкой инфраструктуры, и с фондом заработной платы хорошим учителям. Когда учителя приходят работать в частную школу, они, конечно, ожидают более высокой заработной платы, чем в государственных школах.

Но на своем опыте я поняла, что даже учителя с большим опытом, с многочисленными регалиями, квалификациями — это не гарант того, что учебный процесс будет хорошим.

— Тогда какой гарант качества обучения вы нашли, если не регалии и опыт?

— Личные качества учителей. Начала приглашать на работу своих сокурсников из Высшей школы образования Назарбаев Университета, потому что хочется видеть неравнодушных к образованию людей, с горящими глазами, которые постоянно что-то изучают, всегда в курсе новых методик, готовые экспериментировать, которые не останавливаются в профессиональном развитии, работают с любовью и со страстью. Я знаю, что они дадут намного больше, чем хороший предметник, но который работает без особой заинтересованности, отдачи, теплоты, который «не болеет» за ребенка.

— Как на вашем пути появилась Высшая Школа образования в Назарбаев Университет? В какой момент вы решили получить профильное образование?

— Все началось с того, что в школу приходили проверяющих из различных государственных инстанций и постоянно говорили о том, что у меня нет профильного образования. У меня специальность финансист, есть МВА, но нет педагогического образования. Это был персональный вызов, поскольку я также хотела понимать лучше тенденции образования, быть среди тех, кто занимается им профессионально. Выбрала Назарбаев Университет, потому что это была возможность учиться без отрыва от работы. На самом деле я была удивлена, что получила грант и мне даже выплачивали стипендию.

Там помимо знания, я получила очень хороший нетворк, поскольку со мной учились директора и завучи ведущих школ, государственных и частных.

— Вы находитесь внутри индустрии, есть много госпрограмм по развитию предпринимательства и образования. Какие камни мешают развитию частному образованию?

— На самом деле, в процессе строительства и ввода в эксплуатацию здания школы, мне нужно было несколько десятков раз ездить в одни и те же государственные органы, чтобы привезти то одну бумажку, то вторую и этот поток бумажек достаточно длинный. С другой стороны, нужно быть морально готовым к тому, что если ты строишь качественно, не халтуру, необходимо соблюдать множество требований, которые необходимы для того, чтобы инфраструктура была безопасной для детей.

Сложность в том, что на этапе строительства никто не может дать просто дельного совета и помочь в организации всего процесса. После 9 месяцев стройки, мы год потратили на ввод в эксплуатацию. Спасибо моей маме за то, что этот труд она взяла на свои плечи. Все таки у нее есть опыт взаимоотношения с государственными органами и благодаря возрастному признаку она могла найти общий язык с их представителями.

Я помню как принесла 2 пакета документов, чтобы на бумажке чиновник выписал лицензию для работы детского сада. Когда я их принесла, государственный служащий кинул мне в лицо: Ты вообще кто? Откуда у тебя деньги и в том же духе...

Тоже самое в получении каких-либо разрешений. Мне было очень тяжело морально и эмоционально работать с государственными службами, «под танки» пошла моя мама, за что я ей очень благодарна ( смеется — прим.автора)

— Вам хотелось бы расширить школу или создать сеть школ с казахстанским брендом?

— Да, потому что я вижу как моя мама, которая работает в сфере образования, в свои годы чувствует себя очень счастливой. Мне тоже очень интересна жизнь в школе, потому что в школе очень много положительных эмоций. Интересно сопровождать детей с малого возраста и дальше, смотреть как они растут и развиваются, радуешься их успехам и это приносит большое удовлетворение от того, чем ты занимаешься.

Что касается развития школы, то в этом ключе мне хотелось бы получать больше профессиональных консультаций, которые могут помочь в понимании развития сети нашей школы в будущем.

Поделиться