Цифровой дневник для школьников

877

Команда проекта Kundelik.kz, где работает один из основателей Мухтар Ильясов, заключили первый республиканский ГЧП проект в сфере образования. Каких усилий это им стоило?


На первых порах проект kundelik.kz — воспринимался обществом неоднозначно. Если одни были целиком «за», другие настаивали о его закрытии. Сегодня, спустя почти 3 года после запуска масштабного цифрового проекта, казахстанский электронный дневник продолжает работать и планирует развиваться дальше.

— Мухтар, мы знаем, что ваш приход на рынок образования был сложным и тернистым. Вы всегда работали в частном секторе и создавали успешные проекты в финансовом секторе, как вообще появилась идея про Kundelik именно у вас?

— Это идея пришла у всех основателей проекта в различное время. Обстоятельство и время объединило нас вместе. Лично у меня идея цифрового журнала возникла у меня еще во время обучения в США (2007-2009 гг., RIT, Нью-Йорк — прим. автора). Я оканчивал магистратуру и темой моей дипломной работы был перевод офлайн-предметов в онлайн формат обучения. В дальнейшем, моя работа как компонент легла в последующее внедрение самим институтом для дистанционного обучения студентов.

Тогда этот опыт и знания в области образования были просто отложены на неопределенный срок, потому что когда я вернулся в Казахстан, то знал, что такое облачные технологии, database management. Работая системным администратором в банке считал, что будущее за ними, мои оппоненты крутили пальцем у виска, мол, о чем ты, что за футуризм. Внедрять нечто подобное на тот момент было пока рановато в Казахстане, особенно в области онлайн образования.

К тому же, для такого проекта нужны были серьезные денежные инвестиции, человеческие ресурсы, профессиональная экспертиза и личностный опыт. Ушло почти 10 лет, чтобы все так сложилось. Команда единомышленников собралась, и мы начали осуществлять проект kundelik.kz где-то с ноября 2015 года.

— Расскажите, как вы развивали эту идею, почему не начали писать свою платформу, а решили адаптировать?

— Думаю, что не нужно пытаться придумывать велосипед. Мы сильно отстаем в технологическом развитии от развитых стран, писать все «с нуля» значит терять деньги и время. Важно уметь брать и адаптировать существующие платформы с других стран, поэтому мы решили взять ядро у российских коллег с Dnevnik.ru и начали адаптировать его под наши казахстанские стандарты.

Даже адаптация — это не простой процесс. К примеру, у нас есть много различных предметов, у нас есть страновые особенности в обучении, в конце концов у нас разные языки. Все эти нюансы, особенности в совокупности изменили 50% программы платформы. Мы начали в ноябре 2015 года, а подготовить пилотный проект Kundelik смогли лишь в апреле 2016 года, спустя полгода. Когда мы пришли в МОН РК с проектом и идеей, нам дали около 700 школ для начального запуска и сказали по сути: попробуйте сначала сделать пилот в них.

— Хотелось сразу закрепить ваше мнение относительно различных онлайн проектов в Казахстане в сфере образования. Ваш совет тем, кто думает про онлайн решения существующих вопросов — не стоит разрабатывать все с нуля?

— Да, разработка нового промышленного софта — это как минимум два года работы. И

это касается области образования. Если у кого то есть столько денег и столько времени, то, конечно, разрабатывайте и делайте. Лично у нас не было столько времени и ресурсов. Мы в Kundelik вкладывали только свои собственные, частные инвестиции. Все-таки, человеческие ресурсы, а это хорошие айтишники — народ недешевый. Чтобы иметь их в команде для проекта «с нуля», нужно будет только на зарплаты инвестировать порядка 250 тыс. долларов год как минимум, а то и больше, чтобы потом получить продукт, а еще ведь надо запустить на рынок. Соответственно, если кто-то думает делать онлайн решения в Казахстане, то будьте готовы вложить серьезные инвестиции, время и ресурсы в проект.

Можете воспринимать как совет. Если есть готовый успешный проект в мире, надо просто брать его за основу и делать локальный продукт. Не надо уходить глубоко в технологии. Да и практический все технологии у нас в стране или японские, или корейские, китайские, штатовские, европейские итд. Практически, все предметы быта у нас не казахстанского производства. Мы как страна, к сожалению, только потребляем, но не производим.

Соответственно, чтобы хоть что-то поменять и запрыгнуть в последний вагон этого «поезда», нам нужно просто хорошо копировать чужой продукт и внедрять в свой рынок. Как поступили, например, Эмираты. Конечно можно попробовать различными хабами вырастить крутых программистов, создать интересные проекты из стартапов за год-два в той же области образования, но без внедрения в промышленную эксплуатацию или массовое потребление в первую очередь для нужд собственной страны, все это останется только стартапом и не более чем.

Считаю, что нужно просто собирать по кусочкам то, что уже есть на внешнем рынке и адаптировать под себя и это также касается онлайн проектов в Казахстане в области образования. И тогда, в течение 5-10 лет, мы как страна хотя бы нарастим компетенцию работы с использованием технологий и реально придумаем что-нибудь свое, уникальное.

— Kundelik — первый ГЧП проект в сфере образования республиканского уровня. Как вам это удалось подписать договор с государством и какие у вас впечатления от этого сотрудничества?

— Мы подали заявку на ГЧП 26 июня 2016 года. Мы предложили Министерству образования и науки проект без прямых государственных инвестиций именно в наш софт, т.е. мы как частный партнер даем бесплатный софт МОНу, с них — методологическая и организационная поддержка проекта, обеспечение интернета в школы и компьютеризация самих школ.

Монетизация проекта у нас на рекламе и дополнительных инструментах в Kundelik для возврата собственных частных инвестиций. Здесь по сути freemium модель, например, как в Фейсбуке: вы пользуетесь им бесплатно, но если вам нужен больший охват и продвижение или доп.сервис, то вы платите компании Цукерберга.

Теперь о хождении по государственным кабинетам. Чтобы внедрить проект, пришлось обойти не мало кабинетов различных министерств и гос.органов. На прохождение всех процедур ГЧП ушло 1.5 года.

В конце августа 2016 года после того, как мы подали заявку на ГЧП, параллельно шел пилот уже в 4000 школ для участников ГЧП процедур. Вызов был сложный, но мы и его приняли, и к маю 2017 подключили к Kundelik все 4000 школ.

Мы тратили на это свои собственные инвестиции, потому что приходилось десантировать команды людей в регионы и за свой счет оплачивать все расходы на командировки, проживание и т.д. Скажу одно, ГЧП это очень не просто. Но мы верим в плодотворное сотрудничество и в будущее проекта.

— С самого начала появление Kundelik вызвало не мало негатива, как вы считаете, по прошествии почти 3х лет проекта, в чем основная проблема того, что наше общество хочет перемен в сфере образования, но при этом сопротивляется любым изменениям? - В целом у нашего общества сложно завоевать доверие, а в области образования или любой социальной области особенно. А наш проект волнует всех, потому что среднее образование касается фактически каждого в нашей стране, если не прямо, то косвенно уж точно. Частые реформы с хорошей идеей, но с проблемой реализации вызывают уже неприятие обществом, потому и сопротивление.

— Вы всегда работали в успешных частных проектах, но впервые реализуете свой проект с государством. Расскажите, какие проблемы общества вы увидели и главный вопрос — если бы вы могли вернуть время, то вы бы начали Kundelik снова?

— Когда я учился в школе, то как бы не были загружены работой мама, бабушка и дед, со мной сидели и занимались дома, когда я был в младших классах. В целом, родители и ученики, относились к школе как к храму знаний, авторитет учителя был неоспорим.

Считалось, если я получал тройку, то я был сам виноват в этом. В младших классах, когда я делал неправильную закорючку в тетради, то вырывался весь листок, и я начинал писать все заново.

Нынешнее поколение родителей сильно изменилось. Многие родители считают, что раз они отдали ребенка в школу, значит только школа и должна заниматься образованием, и воспитанием учащегося. При этом часто родители сами не уделяют внимание домашней работе и обучению, предпочитая провести время перед телевизором или условно, в инстаграме. Это первое значительное изменение в обществе, которое я увидел, занимаясь проектом Kundelik.

Второе — наше общество стало массово негативным, и что интересно, желание поскандалить как массовое явление появилось у мужчин. Много хайпа. В результате, у меня складывается ощущение, что наше общество становится все более маргинальным. И это нехорошая тенденция.

Если бы я мог вернуть время назад, решил бы я снова запускать Kundelik и делать ГЧП проект?

Kundelik да, но не ГЧП проект.

— Повернуть время никто не может, вы уже инвестировали свои личные накопления, привлекли партнеров. Какие перспективы открываются перед kundelik кроме монетизации в виде рекламы?

— Об этом сложно говорить, потому что и текущей работы очень много. Но мы подумываем о создании финансовых услуг и новых дополнительных сервисов для пользователей в виде аналитических отчетов.

Конечно, это произойдет не так скоро, но мы к этому идем. Сейчас выходим на операционную окупаемость, стратегические инвестиции по планам должны будут окупиться естественно позже — тогда перед нами откроются новые возможности, появятся ресурсы внедрять новые проекты в образовании.

— Как вы считаете какую самую важную проблему могли бы решить наши бизнесмены из того же списка Forbes Kazakhstan в образовании?

— В первую очередь, чтобы наши крупные бизнесмены обратили взор в область среднего образования, и помогли государству решить проблему с доступом в Интернет, вопросами компьютеризации казахстанских школ. На мой взгляд, за такое дело, народ и государство будет им благодарно, будет помнить вечно.

Поделиться